• 8 (929) 053-94-05, 8 (906) 351-41-15
  • АСТРЕЯ-НН, 603032, Россия, Нижний Новгород, Баумана , д. 62, оф.58
  • astrea-nn
  • Часы работы: 9.00-18.00, Перерыв: 13.30 - 15.00, СБ,ВС-Выходные
  • +79290539405
Назад к списку

Судебная практика

Процессуальное правопреемство. Продолжение .

Обстоятельства , подлежащие проверке судом при решении вопроса о процессуальном правопреемстве.
Не смотря на то, что ст. 48 АПК РФ каких-либо требований к осуществлению процессуальной замены стороны кроме состявшейся уступки требования не установлено, в судебной практике можно встретить указание на значительной число обстоятельств, подлежащих проверке при решении вопроса о процессуальном правопреемстве.

Так в определении ВАС РФ от 04.12.2007 г. №14220/06 поддержаны выводы нижестоящих судов о допустимости процессуального правопреемства при соблюдении следующих условий:
1. уступка не находиться в неразрывной связи с личностью кредитора;
2. уступка не ухудшает положения должника по выполнению им своих обязательств;
3. уступка не противоречит действующему законодательству.
Процессуальное правопреемство при недействительности соглашения об уступке
Недействительность соглашения об уступке, связанная с установленными гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее-ГК РФ) ограничениями уступки прав, а также с иными законодательными основаниями недействительности гражданско-правовых договоров, является основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве.
При этом следует отметить, что недействительность соглашения об уступке не во всех случаях влечет отсутствие перехода права к цессионарию. Например, дарение права вопреки запрету ст. 575 ГК РФ (запрет дарения в отношении между юридическими лицами) , уступка права в нарушении запрета в основном договоре, несоблюдение обязательной наториальной формы соглашения об уступке, уступка права требования вреда, причиненного здоровью и т.п., свидетельствуют о возможности реституции права требования в рамках применения последствий недействительности соглашения об уступке, но не об отсутствии перехода права. Во всех указанных случаях основанием отказа в осуществлении процессуального правопреемства будет служить доказанный в ходе судебного разбирательства факт недействительности договора уступки. Этот факт может быть установлен как при рассмотрении вопроса о процессуальном правопреемстве, так и в рамках отдельного судебного дела.
Процессуальное правопреемство при уступке недействительного права требования.
Помимо случаев признания договора цессии незаключенным, переход права не происходит и в тех случаях, когда к моменту заключения соглашения об уступке у цедента отсутствует само право требования для передачи. Такая ситуация имеет место при пороке основания возникновения права (например, недействительность основного долга) либо в случае реализации права требования (погашения долга) до момента заключения соглашения об уступке (например, в результате получения первоначальным кредитором исполнения или принятия отступного от должника), а также при состоявшейся ранее уступке права другому лицу. При этом основания для процессуального правопреемства, так же как и при недействительности соглашения об уступке, отсутствуют, поскольку отсутствует само материально-правовое основание правопреемства.
Между тем момент исполнения должником обязательства имеет принципиальное значение для решения вопроса процессуального правопреемства. В этом случае, если на момент заключения соглашения об уступке цедент обладал уступаемым правом требования (произведена уступка действительного права требования), полное или частичное исполнение должником обязательства по уступленному требованию в пользу первоначального кредитора после состоявшейся уступки никоим образом не влияет ни на саму возможность, ни на "объем" процессуального правопреемства.
Как указывалось выше, материальные основания для осуществленя процессуальной замены отсутствуют только  в том случае, если должник погасил задолженность (цедент реализовал право требования) до момента соглашения об уступке.
Факт исполнения обязательства должником в пользу цедента после заключения договора цессии при определенных обстоятельствах может служить основанием для отказа новому кредитору в иске к должнику, но не основанием отказа в осуществлении процессуальной замены. При этом надлежащий или ненадлежащий характер такого исполнения подлежит проверке в ходе судебного разбирательства по существу спора, а не при решении вопроса о процессуальном правопреемстве.
Последствия неосуществления процессуального правопреемства при уступке прав.
В силу ст.48 АПК РФ процессуальное правопреемство допускается на любой стадии арбитражного процесса. В числе негативных последствий процессуального бездействия цессионария до момента принудительного исполнения судебного акта в первую очередь следует назвать  отсутствие контроля за ведущимся судебным процессом, в том числе риск допущения со стороны цедента таких важных процессуальных действий, как отказ от иска или заключение мирового соглашения. Возможность последующего обжалования подобных действий по мотиву отсутствия у прежнего кредитора материального права требования к ответчику сомнительна, поскольку вне зависимости от момента передачи права все процессуальные действия цедента в рамках судебного дела до момента осуществления процессуального правопреемства на основании ч.3 ст. 48 АПК РФ обязательны для нового кредитора.
Поскольку на практике уступка прав зачастую происходит в результате передачи цессионарию требований, уже подтвержденных исполнительным листом и в отсутствие добровольного исполнения должником своих обяязательств, вопрос о последствиях неосуществления процессуального правопреемства приобретает особую актальность на стадии принудительного исполнения судебного акта.
В том случае, если в ходе возбужденного до уступки исполнительного производства процессуальной замены взыскателя не состоялось, исполнение обязательства должником в пользу первоначального кредитора должно признаваться надлежащим, поскольку в рамках строго формализованного исполнительного производства взыскателем остается первоначальный кредитор, к исполнению обязательства в пользу которого понуждает должника судебный пристав-сполнител. Таким образом, признание исполнения в пользу первоначального кредитора надлежащим-это риск наступления неблагоприятных последствий, которые берет на себя цессионарий, не проявляя должного внимания в вопросе о процессуальном правопреемстве.
Продолжение следует....